Коллегия адвокатов г. Москвы «Ковалев, Тугуши и партнеры»

КАССАЦИЯ РЕШИЛА СУДЬБУ «ШТРАФНЫХ» ДОНАЧИСЛЕНИЙ В ПРЕЦЕДЕНТНОМ СПОРЕ

Компания использовала недобросовестные схемы для ухода от налогов, но ИФНС их раскрыла. Должны ли налоговики выяснять, какие реальные операции скрывал формальный документооборот? Или они могут доначислить «штрафные» суммы без выяснения, что было в действительности? В судебной практике есть два подхода, но с делом «Кузбассконсервмолока» может утвердиться позиция в пользу налогоплательщиков. Эксперты «Право.ru» признают, что оно прецедентное, и рассуждают о последствиях.

В 2015–2017 годах МИФНС № 1 по Кемеровской области провела выездную проверку ООО «Кузбассконсервмолоко», в результате которой доначислила предприятию 4,2 млн руб. НДС и 11,8 млн руб. налога на прибыль, а также штрафы и пени. Налоговики установили, что компания закупала сырое молоко напрямую от производителей, освобожденных от НДС. Хотя по документам значилось, что поставки молока идут от трех перекупщиков. Такая схема, по мнению налоговиков, позволила «Кузбассконсервмолоку» учесть наценку перекупщиков в расходах, заплатить меньше налогов на прибыль, а также получить вычеты по НДС. УФНС по Кемеровской области оставило доначисление в силе, после чего предприятие решило обжаловать его в суде (дело № А27-17275/2019). Три судебные инстанции признали законным решение в части НДС, но по-разному оценили доначисление налога на прибыль.


Неоднозначная практика и оценка экспертов

Подход налоговых органов, который основан на отказе от применения расчетного метода, делает ст. 54.1 НК не инструментом восстановления интересов бюджета, а фактически карательным механизмом, говорит Валентин Моисеев из юрфирмы Андрей Городисский и партнеры.
При этом суды нередко соглашаются с такой позицией, отмечает советник КА "Ковалев, Тугуши и партнеры" Ксения Степанищева. Например, в деле № А55-26674/2019 три инстанции признали обоснованным решение о доначислении «Сырейской паллетной компании» 3,7 млн руб. НДС и 4,1 млн руб. налога на прибыль. Как следует из материалов дела, налогоплательщик хотел сэкономить на налогах с помощью формального документооборота. Фактически компания приобретала товар не у заявленных контрагентов, а у граждан за наличные. Суды отклонили довод налогоплательщика о необходимости учесть реальные расходы при определении налога на прибыль. Они отметили, что он основан на «неправильном толковании и применении норм права».
https://pravo.ru/opinion/217482/?desc_autoload=

Полный комментарий Ксении Степанищевой по налоговому спору ст. 54.1 НК РФ

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09 июля 2020 г. по делу №А27-17275/2019 (налогоплательщик ООО «Кузбассконсервмолоко») показательно по той причине, что кассационная инстанция поддержала позицию суда первой инстанции и налогоплательщика в отношении неправомерного доначисления налога на прибыль в размере 11 200 069 руб., и прямым указанием на невозможность «произвольного» и повсеместного применения положения ст. 54.1 Налогового кодекса РФ в ситуациях, когда фактическое приобретение товаров или услуг все же состоялось, т.е. операционная деятельность имела место и носила экономический смысл, и нарушение со стороны налогоплательщика заключалось в неоформлении отношении с реальными поставщиками.
Отказ в учете обоснованных с точки зрения практики расходов исключительно по формальному признаку ужесточения ответственности налогоплательщика в связи с введением ст. 54.1 Налогового кодекса РФ в свою очередь влечет искажение реального размера обязательств налогоплательщика, осуществлявшего реальные хозяйственные операции. Подобное толкование указанной статьи, по мнению Суда, не ведет к дисфункциональности ст. 54.1 Налогового кодекса РФ, ведь в случае фактического исполнения обязательства в т.ч. не заявленным контрагентом, цель в виде получения необоснованной налоговой выгоды и создания фиктивного документооборота не преследуется. Следует признать, что введение в 2017 году ст. 54.1 Налогового кодекса РФ[1] послужило причиной развития правоприменительной практики в несколько ином ключе: в большинстве случаев налогоплательщику отказывают в требовании признать решение налогового органа недействительным, незаконными признают вычеты по НДС и налогу на прибыль, что подтверждается многочисленной практикой в т.ч. судебными актами высших инстанций[2].
Тем более значимым представляется описываемое постановление, поскольку суд мотивирует свою позицию необходимостью проведения налоговым органом проверки действительности хозяйственных операций, которая сама по себе не может отрицаться только по той причине, что операции производились с третьими лицами, а не с контрагентами, заявленными налогоплательщиком. Анализируемый судебный акт, веротяно, не первый, но один из первых, где озвучена прямо подобная позиция. Например, при аналогичных обстоятельствах в другом деле суды всех трех инстанций заняли позицию налогового органа, признав, что налогоплательщик заявил вычеты по контрагентам, сделки с которыми не имеют разумной хозяйственной цели, а направлены на получение налоговой экономии, и налогоплательщик использовал «формальный документооборот, поскольку товар был поставлен не от заявленных контрагентов».[3]
Акцент при налоговых проверках будет и впредь установлен на реальность операций и отсутствие фиктивного документооборота, при этом налогоплательщикам следует с большей аккуратностью и дотошностью подходить к сбору всех первичных документов и документарных доказательств совершения транзакций именно с заявленными контрагентами, поскольку настоящий случай пока следует признать скорее исключением из сложившейся практики. Тем не менее, время от времени встречаются судебные акты, связывающие ответственность налогоплательщика исключительно с прямым умыслом на получение незаконной налоговой выгоды и наличием доказательств со стороны налогового органа в части отсутствия хозяйственной операции. Налоговые вычеты предоставляются только в отношении реальных хозяйственных операций с реальными товарами, при решении вопроса о применении налоговых вычетов учитывается достоверность, комплектность и непротиворечивость представленных документов, оценивается не только формальное соответствие представленных документов требованиям закона, но и действительное наличие тех обстоятельств, с которыми НК РФ связывает предоставление права на возмещение НДС[4]. Более того, именно в части доначисления налога на прибыль при условии реальности хозяйственных операции суды и ранее признавали решения налоговых органов частично недействительными[5].
Данная позиция укладывается в рамки нового толкования п. 2 ст. 54.1 Налогового кодекса и также идет вразрез с успевшим сложиться за 3 года подходом. В настоящее время затруднительно предвосхитить дальнейшее развитие практики при применении данной статьи, а именно кардинальное изменение подхода к данному вопросу представляется маловероятным, однако, тот факт, что при определенных обстоятельствах суды признают отсутствие умысла налогоплательщика и необходимость доказывания действительности операций налоговым органом в ходе проверки, а также указывают, что исполнение договора не заявленным контрагентом не отменяет экономического наполнения хозяйственной операции, безусловно, оставляет более широкое пространство для толкования и позволит налогоплательщикам использовать новый инструментарий при подготовке контр-доводов в ответ на позицию налогового органа.

[1] Федеральный закон от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации»
[2] Определение Верховного Суда РФ от 21.05.2018 по делу № А49-1259/2017;
[3] Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 04.06.2020 по делу № А55-26674/2019
[4] Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.06.2018 по делу № А81-1410/2017
[5] Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2019 по делу № А43-19436/2017

Ксения Степанищева НАЛОГИ И ШТРАФЫ ПОДДЕРЖКА БИЗНЕСА Право.ru 2020